ВОССТАНОВЛЕНИЕ ХРАМА

Первые шаги
В конце 2002 года, архиепископом (ныне митрополитом) Тульским и Ефремовским Алексием в Николо-Зарецкий храм был назначен настоятелем протоиерей Виктор Матвеев.


Рассказывает настоятель, протоиерей Виктор: «Я был назначен настоятелем в этот храм в 2002 году 4 декабря, на праздник Введение во Храм Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии.


Кода я первый раз пришел в этом храм, я ужаснулся от увиденного. Черные, закопченные стены (тут жили бомжи, они жгли здесь костры), земляные полы, текущая крыша, горы мусора, падающие со второго этажа крысы и т. д. Я вернулся в епархию к архиепископу и попросил вернуть меня обратно в Северо-Задонск. Тогда он мне сказал: «Ты надеешься только на себя — ты ничего не сделаешь, надейся на Бога — получиться все


Я вернулся в храм и приступил к восстановлению храма… В начале я думал, что эту гору никогда не сверну, Столько было грязи, столько крыс...
Первое, с чего мы начали вместе с прихожанами — это стали отмывать стены, всю копоть, которая на них была и вывозить мусор. Было вывезено 8 КАМазов мусора.
Затем мы побелили стены и своды. Начали расписывать все своды голубым, расположили на них звездочки, Стены оставили белыми. Разобрали стену (ограждение), которое было слева от входа, оградили ДСП и начали раскоп.

Я начал резать новый большой деревянный иконостас в центральный придел — Святителя Николая Чудотворца. Затем иконостас в придел Андрея Первозванного, потом иконостас в придел Царственный Страстотерпцев. Все это время службы в храме не прекращались."

В 2003 году у нас был ураган и сорвал крышу. Она была дырявая и ветхая и ее сорвало. Я обратился к тогдашнему главе города Казакову, он наобещал золотые горы, но ничего так и не сделал. И тогда я, как всегда, стал искать что-то, кого-то. В это время в Тулу приезжала Нина Григорьевна Демидова - это прямой потомок Демидовых. Она спросила:- отец Виктор, какие проблемы? Я сказал, что сорвало крышу и дождь хлестает до первого этажа. Она сказала, хорошо, я найду вам спонсора. Меньше, чем через месяц, звонок. - Здравствуйте, я Михаил Иванович, от Нины Григорьевны. Завтра буду в Туле, можем встретиться? Да, конечно. На следующий день приезжает машина, выходит человек, очень приятного вида, представился, я Михаил Иванович. Спросил, какие проблемы. Я сказал, что сорвало крышу и мне ее не потянуть. Он спросил, сколько примерно это стоит, я показал смету. Тогда он подозвал водителя и попросил принести "кошелек". В моих понятиях - это чемодан, в его "кошелек", достал несколько пачек долларов и передал их мне. На следующий день у меня уже работала бригада, а через неделю крыша была готова. Это было самое начало.
А потом очередным ураганом сорвало крест с колокольни.
— Батюшка, что сохранилось из росписи?

 — При входе на правом столбе был образ ангела, (поэтому мы и оставили здесь ангела), но это только на одном столбе.





— Где сейчас придел Андрея Первозванного, была новозаветная Троица, но не старинная, а написанная где-то в 90-х годах.











— В приделе Николая Чудотворца, на оконных проемах оставались небольшие фрагменты святых, но понять каких, было невозможно, догадались только по нимбам. Но и они уже отваливались вместе со штукатуркой.








— На стене, где сейчас написаны Севастийские мученики был небольшой фрагмент "Входа Господня в Иерусалим", и то догадаться можно было только по ослику. Все было черным и закопченным.



— И все, больше никакой росписи не осталось.

"После всего этого принялись за пол. Сначала сделали пол в алтаре, затем во всем храме. И только когда завершили пол во всем храме, начались переделки. Начали монтировать фарфоровый иконостас, Сначала в центральном приделе, и через год одновременно в боковых приделах. Затем были два киота и клирос. После всего начали расписывать храм. Роспись продолжалась 3 года, не прекращаясь ни на один день. После того, как расписали храм, начали роспись крещальни и притвора."
Восстановление ограды
Рассказывает настоятель – отец Виктор: «Ограду город начал делать к началу московской олимпиады в 1980 году. Но, как у нас водится, начать - начали, часть, которая видна, сделали, а остальное «потом». А «потом», где-то в начале 2000-х гг., ее начали потихоньку демонтировать, т.е. воровать. Когда я пришел на приход в 2002 году, секций уже не было, их поснимали. Затем исчезли 3 столба. Мы не можем знать точно, когда они исчезли. Я обратился в полицию, начали искать, но, к сожалению, ничего не нашли. Тогда я бросил клич среди прихожан, что надо собирать деньги на восстановление ограды, чтобы нам ее сделали. Деньги собирать начали, но, когда мы начинали собирать, тонна металла стоила 26 тыс., и это было еще как-то реально. Мы закупили часть металла, насколько хватило средств, а хватило только на основные элементы, которые я делаю сам в своей кузне ковкой и гибкой. Но столбов нет и денег на них тоже нет и, работа приостановилась. Затем стоимость металла стала расти в такой прогрессии, что мы уже не успевали набирать. В самый пик роста цен, стоимость металла дошла до 210 тыс. руб. Правительство сейчас чуть-чуть опустило цены где-то до 180 тыс., но для нас это очень дорого. Тонны металла на ограду – это очень мало. Из того металла, что есть, мы сможем закрыть часть отсутствующей ограды, но не полностью. На деньги, которые мы собирали в последнее время, и я уже вкладываю свои деньги, закупили столбы. Есть еще разбитые столбы, которые, когда их срывали, падали и разбивались. Буду ремонтировать, и реставрировать их, тяжело, но ничего, сделаем, не в первый раз. И тогда еще несколько секций восстановим. Сейчас уже 3 секции готовы и в ближайшие 2 недели мы их поставим. Может быть, еще на 3 секции хватит металла. Т.е. половину мы сделаем, а половину ….. (надо всего 12 секций). А пока, восстановить ограду полностью не получиться. Нужны еще деньги на металл, для элементов, которые я гну сам. Теперь надо всю ограду сделать даже не для того, чтобы красиво было. Нас обязали оформить паспорт безопасности. Это антитеррористические мероприятия… и теперь от нас уже требуют закрыть периметр сада оградой. И нам теперь хочешь - не хочешь, делать придется, иначе у нас будут такие непомерные штрафы, что все собранные средства будут уходить только на них.
Храм является памятником федерального значения, но средств от государства и от властей города на реставрацию мы не получаем.